Российский сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» «взорвал» интернет, соцсети и офлайн, но этот «взрыв» понравился далеко не всем. Дети смотрят, родители беспокоятся, госорганы напрягаются, а «Сильные Новости» – разбираются, с чем мы имеем дело, и пора ли бить во все колокола

Последние несколько дней вся Беларусь (а Гомель не исключение) обсуждает наделавший шума российский сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте». Подростки с увлечением вспоминают перипетии сюжета и оперируют лексикой вроде «чушпан», взрослые – ударяются в ностальгию и все громче выражают свое беспокойство относительно того, что лента может подтолкнуть их чад к противоправной деятельности. Многие медиа и блоги – откровенно «хайпят», а государственные органы уже, похоже, напряглись. «Сильные Новости» попробовали разобраться, что это за фильм, что он нам несет, может ли быть опасен для подрастающего поколения и насколько.

Мы поговорили с несколькими детьми того же возраста, что и главные герои сериала (с согласия и с участием родителей, разумеется!), с родителями и педагогами и получили следующую картину. Но обо всем по порядку.

Немного предыстории

Начать, пожалуй, стоит с того, что фильм во многом основан на реальных событиях. Уличная жизнь именно Казани, а не условного «бандитского Петербурга», выбрана для сюжета, видимо, не случайно. В период позднего СССР, начиная с 70-80-х годов (а по некоторым сведениям – даже с 60-х) именно здесь зародилось такое явление как молодежные уличные банды. Притом, в отличие от банальных стай гопоты, которой хватало во всех советских городах, здесь молодежь объединялась в группы с четкой и многоуровневой иерархией (в сериале это изображено как «возрастА» и соответствует исторической правде), что превращало эти банды в настоящие группировки. Это и породило ту специфику Казани, которая позже получила название «Казанский феномен». Позднее многие из этих группировок либо исчезнут, либо превратятся в организованные преступные сообщества, которые будут оказывать серьезное влияние на криминальный мир на всем постсоветском пространстве.

В фильме звучат названия и описания некоторых «подвигов» вполне реальных группировок, таких как «Тяп-Ляп», «Хади-Такташ» и некоторых других. Абсолютно достоверно описывается иерархия типичной банды, передается используемая лексика, очень близко к реальности рисуется быт обычной семьи.

В то же время невозможно не отметить, что некоторые углы в картине сглажены. Если верить большинству источников, Казань того времени представляла собой город с множеством промышленных предприятий, работать на которые съезжались жители близлежащих деревень. Гомельчанам известна эта схема по судьбе микрорайона Сельмаш. Стремительно росли заводские и спальные районы, населенные неместными, в основном – молодыми семьями, которые работали на заводах. Времени смотреть за своими детьми они попросту не имели, да и не всегда хотели того: «днем работали, вечером пили водку». Как это бывает почти всегда, инфраструктура развивалась совсем не так стремительно, как строились предприятия и районы, в результате чего молодежь была, по сути, предоставлена сама себе. Полный социальный разрыв между подростками и остальным обществом многие исследователи и считают главной причиной появления «Казанского феномена». А современники отмечают, что рано или поздно перед каждым без исключения молодым жителем города вставал вопрос о необходимости присоединиться к одной из группировок: выжить вне банды было невозможно.

Надо сказать, что общая картина хотя и выглядит как откровенная «жесть», но не совсем дотягивает до фильма ужасов, которым, судя по всему, в те времена являлась обычная жизнь в Казани. Тем не менее реалистичность сериала одних откровенно пугает, других – заставляет удариться в ностальгию. Значит, авторы оказались «где-то рядом», с известными поправками, допустимыми для художественного фильма.

К слову, достигнутая степень реалистичности появилась не на пустом месте. Основные сюжетные линии явно пересекаются со вполне реальными событиями прошлого, которые описаны в книге Роберта Гараева «Слово пацана. Криминальный Татарстан 1970 – 2010-х». Нет, фильм не снят по этой книге, однако многое почерпнуто из нее.

Что так увлекло подростков?

Как бы то ни было, сериал буквально «взорвал» общество. В публичном и не только пространстве уже несколько дней обсуждают его как приоритетную тему. Не каждое политическое событие глобального масштаба так стремительно занимает столь значимое место в массовом сознании.

И хотя «Слово пацана» сильно задело и старшее поколение, провоцируя многих на ностальгию, в центре внимания – подростки того возраста, что и герои фильмов.

Очень многие взрослые всерьез забеспокоились, не станет ли картина «методичкой» для подрастающего поколения и не спровоцирует ли на похожие действия.

Чтобы разобраться, «Сильные Новости» попробовали сначала поговорить с самими подростками (в каждом случае – с разрешения родителей). Нас больше всего интересовало, что же интересного нашли современные дети в сериале, где буквально каждая деталь быта им если и известна, то только из книг или фильмов, большинство понятий и смыслов – просто чужды, а жизнь в целом выглядит так, как для людей ХХ века выглядел век, наверное, ХVII.

14-летняя девочка Юля рассказала, что ей с подружками очень нравятся мальчики в фильме: «По внешности – да, а по поступкам, ну, 50/50». По ее словам, фильм смотрится интересно, потому что он живой и в нем много действий и событий: «постоянно что-то происходит и интересно, что же будет дальше». Очень интересна в картине «справедливость» – именно ее больше всего и обсуждают с подругами во дворе. На уточняющий вопрос, что имеется в виду под «справедливостью», прозвучал ответ, что в фильме ярко показывают, как справедливо вести себя в тех или иных ситуациях. Возможно, речь идет о сцене, где рассуждают, справедливо ли будет, что Ералаш в холодной могиле лежит, а его друг по земле ходит, и о других подобных моментах. Если дети усматривают справедливость именно в таких эпизодах, то это уже повод для тревоги.

С симпатиями по внешности все понятно, а вот по действиям у девочек наибольший интерес и симпатию вызывает тот самый Ералаш. Пока подросток был жив и его не избили до смерти, он участвовал в грабежах и иных темных делах своей группировки с одной целью: накопить денег на утюг, чтобы подарить его бабушке. Это выгодно оттеняет пацана: если его друзья избивают и грабят на улицах Москвы студентов с целью насобирать на «Порш», то этот – бабушке на утюг. Ничего нового: на эмоциональном уровне это выглядит действительно мило.

«Любовная линия» фильма, а именно – отношения Марата и Айгуль, либо не вызвала особого интереса у юных зрительниц, либо наша интервьюер просто постеснялась об этом сказать. Думаем, скорее – второе.

15-летний Кирилл намного меньше рефлексирует по поводу поступков и справедливости. По его словам (трудно судить, насколько подростки в таких разговорах искренни, часто кажется, что они пытаются говорить то, что от них хотят услышать), самое лучшее в фильме – экшн. Движение, драйв, адреналин, чувство опасности – все то, почему мужчины в среднем живут меньше женщин. Понятное дело, откровенничать на тему, хотел ли он быть похожим на кого-то из героев, школьник не стал.

Еще один учащийся того же возраста – Артем – описал нам все те же причины повышенного интереса к сериалу: динамика, захватывающий сюжет и острота ощущений. Подросток добавил, что в фильме он для себя отметил, что на экране «вроде бы такие же, как мы, живут вроде бы похоже, но и не похоже». На просьбу уточнить, подросток объяснил: «Если смотришь фильм про старину, то люди там другие – по-другому разговаривают, одеты совсем по-другому, то есть совсем не так, все вокруг другое. А здесь все вроде бы так: очень похоже говорят, сами похожи, дома и дворы прямо очень похожи на те, что есть и сейчас, одеваются похоже, но очень уродливо. И вообще так живут, что я бы не хотел ни в коем случае так жить». По его словам, «у них там интересно по-своему, им, наверное, интересно, но трудно понять, как они живут вот так». Судя по словам школьника, его не сильно зацепило: «Я смотрел, но этой жизни не понял. У нас тоже есть дворы, но во дворе неинтересно проводить все время, есть много других занятий. Я так не хотел бы, да я бы и не смог, как они».

Что ж, судя по высказываниям школьников, ничего особо крамольного в их сознание фильм не привнес. Но были ли школьники откровенными до конца?

Тем временем…

Тем временем в СМИ, соцсетях и некоторых учреждениях вокруг сериала разгорелся настоящий пожар. Несколько дней в интернете вирусилась новость о том, что в Иркутске на автобусной остановке в результате конфликта между двумя компаниями был зарезан 15-летний парень. Драка якобы началась после вопроса: «Ты с какого района, чушпан?». Поскольку это слово из сериала, многие почти сразу связали убийство с влиянием «Слова пацана». Позже это влияние было опровергнуто: следственные органы заявили, что задержанный сериал даже не смотрел. Впрочем, то, что он его не смотрел, не исключает возможность того, что смотрел кто-то из его компании, которая спровоцировала столкновение на остановке. Кто именно из компании стал инициатором драки – не сообщается.

Другая новость, связанная с фильмом, пришла непосредственно из Татарстана, столицей которого и является Казань. Там «Слово пацана» так понравилось местным школьникам, что они устроили «раздел асфальта» прямо в школьном дворе. На событие пришлось реагировать губернатору, а омбудсмен республики заявила, что фильм «разрушает психику детей», и обратилась в Роскомнадзор с требованием проверить сериал на соответствие указу об укреплении духовных ценностей.

Не остались в стороне и белорусские подростки. Минские правоохранители сообщили, что семиклассники одной из столичных школ, собравшись в группу, издевались над шестиклассником, а, будучи вычисленными, в отделе пояснили, что действовали, вдохновились нашумевшим сериалом. Минские милиционеры обратились к родителям с призывом контролировать, что смотрят и как реагируют на это их дети.

К слову, «Сильным Новостям» известен ряд фактов, что и в гомельских школах администрации сейчас усиленно общаются с родителями именно по этой теме, стремясь предупредить сложности.

Что нам скажут семья и школа?

Как смотрят на проблему и считают ли это вообще проблемой родители и педагоги? Нам удалось пообщаться с несколькими взрослыми, кого вопрос касается напрямую.

Олег, отец 16-летней девочки и 13-летнего мальчика:

«Слышал об этом сериале, но поначалу не придал значения. Серьезно обеспокоился, когда краем уха услышал, что и мои дети, и все их друзья уже посмотрели этот сериал. Забеспокоился, так как был удивлен скоростью и степенью заинтересованности сериалом на криминальную тему. Логично было ожидать, что фильм может повлиять нехорошо, особенно с учетом того, какой нездоровый интерес он вызвал. Несколько раз попытался поговорить с детьми, но понял, что ничего не понял, поэтому пришлось выделить время и посмотреть все вышедшие серии самому. По итогу просмотра пришел к выводу, что фильм этот вряд ли опаснее, чем множество подобных как российских, так и западных – такого романтического изображения хулиганов хватало и раньше. Просто здесь, наверное, персонажи «душевнее». Думаю, какое-то время будет бум, но жизнь сейчас не такая, как в фильме, вряд ли тут начнут расти банды, как грибы».


Елизавета, мать 12-летнего школьника:

«Меня очень неприятно удивило то, что буквально все не просто смотрят, но еще и активно обсуждают это кино. Подростки – люди очень впечатлительные, слабые, с еще формирующимся «стержнем». В переходном возрасте ищут себя, ищут образцы для подражания. Я не согласна с теми, кто не видит в этом фильме угрозы: если бы его все просто посмотрели – и все, то это одно. Но другое в том, что история получила огромный резонанс. То есть отрицательные персонажи сериала стали героями, а, значит, могут стать и примером».

Анастасия, мать 14-летнего подростка:

«Я росла в такое время, когда это все – «район на район» и тому подобное – еще не отмерло, и, думаю, понимаю немножко, о чем это кино. Не могу понять, для кого оно снималось, но точно не для наших детей, потому что они совсем-совсем другие. Но опасность в том, что многие могут захотеть «попробовать». Мы сами, родители, можем быть в этом виноваты. Теперь если ребенок мне скажет: «Я – на улицу! Ты же сама все время говорила, брось телефон и иди на улицу», я буду думать, чем он там будет заниматься, с кем, под чьим влиянием на той улице. Я не боюсь, что явление приживется. Они живут в другом мире. Они не мечтают, как дети в 90-е, стать бандитами или выйти замуж за бандита, у них в головах другие истории успеха. Но «попробовать» любой может захотеть. А одна ошибка может сломать жизнь. Я этого боюсь».


Анна Ф., педагог со стажем на пенсии:

«Подростки в переходном возрасте очень легко поддаются влиянию. Это усугубляется тем, что в таком периоде они начинают делать первые шаги во взрослой жизни, им хочется найти свое место, появляется потребность кому-то что-то доказать. Поэтому часто герои для подражания ищутся на стороне, но не в семье – ведь семье-то и хочется что-то доказывать.

В воспитании молодых людей надо ориентироваться на примеры. Как говорят, не воспитывайте детей, воспитывайте себя. Можно сколько угодно рассказывать о хорошем, но подражать ребенок будет тому, кто кажется ему более сильным, успешным, правильным, вызывает более сильный эмоциональный отклик. А кино – это как раз про эмоциональный отклик, давно известно, что «кино – важнейшее из искусств» в первую очередь из-за пропагандистской мощи. И так получается, что вот такое кино – что оно пропагандирует? Некую свою дворовую честь, которая идет вразрез с общепринятыми правилами и законами; какое-то свое представление о гордости, об отношениях, о том, как надо строить себя и свою жизнь вне социума, вне нормальных общественных отношений. Я вижу в этом опасность. Даже если она не проявится прямо сейчас, некоторые вещи могут отложиться в детских умах. Что-то правильное может быть подвержено сомнению. Тут даже не надо особо углубляться и философствовать. Показываемое явление, вся эта «улица» – это однозначное зло, без оттенков. Но оно романтизируется и показывается в привлекательном виде. Это искаженная реальность, перевернутая картина мира. И она навязывается молодым через очень доступные для восприятия формы. Это неправильно и это опасно».

Татьяна, молодая педагог с 5-летним стажем:

«Что подростки легко поддаются влиянию – это азбучная истина. Но применительно к сегодняшней ситуации и нынешним подросткам я бы не стала драматизировать ситуацию. Современные дети – это не камень, на котором можно что-то высечь, и оно там останется на века. Информационная эпоха делает свое дело. Я имею в виду скорость и обилие информации.

Это приводит и к хайпу вокруг такого низкопробного продукта, как этот фильм, и к тому, что такой продукт все быстро забывают. Посмотрите на себя и подумайте о том, что нынешние дети в этом смысле мало отличаются от взрослых. Вчера вас волновала война Израиля и Палестины, а сегодня – какой-то российский сериал. Это все из-за того, что в наше информационное время картина быстро меняется. У нынешних детей все точно так же, потому что они точно так же постоянно в интернете и в своей информационной среде. Сегодня к ним прилетел этот сериал, они его посмотрели и обсуждают. Это не хорошо, наверное: сериал, на мой взгляд, плохой. Я сужу исключительно как зритель: то время я не застала. А завтра прилетит что-то другое, займет всех и будет привлекать внимание.

Я думаю, что вместо паники из-за какого-то фильма намного важнее и полезнее было бы сосредоточиться на том, чтобы ребенок действительно понимал, кем он хочет стать и чего в этой жизни добиться. Как сейчас модно говорить: «визуализация». Сегодня мышление развивается на картинках и образах – визуальных. Если ребенок видит себя кем-то, вот прямо визуально, образом – такие мимолетные штуки, как сериал, пусть и популярный, его с толку не собьют».

Поделитесь:

Читайте также: