Раскусил наперсточников, за что едва не получил по голове Поговорили с иллюзионистом из Гомеля, который пробился на крутой конкурс фокусников

«Сильные Новости» поговорили с фокусников Артемом Дорофеевым. Артем Дорофеев – иллюзионист-фокусник, член Российской ассоциации иллюзионистов, участник шоу «Все, кроме обычного» на телеканале ТВ-3.

Вы можете посмотреть это интервью в видео формате:

– Артем, расскажи немного о себе, как ты выбрал эту сферу деятельности?

– Я никогда не планировал стать фокусником. Даже когда учился в школе, не выступал ни на сцене, не участвовал особо в утренниках. Фокусником я решил стать после армии. Когда в детстве отец показывал какие-то трюки, мне очень нравилось, как и любому ребенку нравятся фокусы. Я даже сам знал несколько простейших трюков. Лет в 13-14 я приезжал на автовокзал, где были «наперсточники», и постоянно угадывал в каком из трех стаканчиков шарик. Я уже тогда понимал, какую механику они используют, видел уже некоторые моменты. Меня оттуда постоянно прогоняли, потому что я знал, где шарик.

– Какой процент обмана был в «наперстках»? Или можно обмануть абсолютно любого человека?

– Абсолютно любого можно обмануть, и это вообще не составит труда. Там все идет в совокупности, не только сам трюк, но и подставные люди и другая масса моментов. Он оставит тебя «без штанов». Выиграть можно, если он сам решит, чтобы ты выиграл, все зависит только от него.

– Возвращаемся в твое детство и к автовокзалу.

– После этого я не особо увлекался фокусами, детство было, как и у всех. После училища я попал в армию, отслужил в воздушно-десантных войсках в Бресте. По возвращению устроился на завод. Как-то на YouTube я увидел «Уличную магию» с Дэвидом  Блейном, и начал один за другим разгадывать эти фокусы. Там было два карточных фокуса, с которых все началось.

– То есть в то время, когда обычные люди смотрят за фокусами и думают, как это вообще возможно, ты это в голове все проматывал?

– Да, я начал понимать механику каких-то небольших трюков. Сначала узнал какой-то один секрет, потом второй, понял, как это делается, начал тренироваться на родителях, мог поднять маму в два часа ночи, чтобы показать ей фокус. Все время, которое я работал на заводе, в любое свободное время я не выпускал из рук колоду карт, всем показывал какие-то трюки и в принципе на них и тренировался. Со временем я сделал программу минут на 20-30. И в один прекрасный момент я познакомился с ребятами арт-центра «Капуста», написал заявление на увольнение и пошел работать на корпоративы.

– Как близкие восприняли такой резкий поворот в жизни?

– Когда хобби превратилось в полноценный доход, то почему бы и нет. Это хорошая профессия, редкая, не каждый сможет. В принципе каждый сможет, было бы желание, любому можно научиться.

– То есть буквально просто пришел: «Здравствуйте, я Артем, я фокусник, смотрите, что могу»?

– Нет, мы познакомились, сделали пробный тестдрайв, отработали одно мероприятие, всем очень понравилось, и все пошло-поехало по накатанной, и усилий особо не было, кроме как делать программу и качественный продукт.

– Помимо YouTube что-то еще подпитывало твое вдохновение, знания, навыки?

– Это сейчас есть масса групп, много съездов всевозможных фокусников, можно найти много информации в интернете. Когда я начал заниматься фокусами, было только несколько людей, которые этим занимались, и некоторые были примером для большинства нынешних иллюзионистов: это Дэвид Блейн, Копперфильд, Крис  Энджел.

– Артем, спортсмены тренируются, музыканты репетируют, как оттачивает свое мастерство фокусник-иллюзионист?

– Как правило, это повторять одну и ту же механику изо дня в день. Большинство фокусов  крупных масштабов не сложные, все зависит больше от дорогостоящего  реквизита, который, кстати, не каждый себе может позволить. А уже самое сложное в фокусах – это, наверное, манипуляции, которые происходят друг перед другом: карточные фокусы, всевозможные механики с монетами, с исчезновением каких-то предметов и так далее. Это сложнее всего, и надо оттачивать каждый день технику, чтобы движения получились намного чище. Понятно, что с первого раза не получится. Свой первый карточный трюк у меня занял порядка двух недель, чтобы хоть как-то его показать.

– Две недели в режиме 8-часового рабочего дня?

– Две недели в течение дня ты каждый час пробуешь еще и еще по 10-15 минут, чтобы хоть как-то показать этот фокус. Мы не говорим сейчас о фокусах, где просто нужно держать колоду карт и что-то с ними делать, мы говорим о качественном трюке, где уже применяются более правильные методики для его исполнения.

– Что за шоу, в котором ты участвовал?

– Это было шоу «Все, кроме обычного» на ТВ-3. Там у нас был кастинг порядка 1200 фокусников со всего СНГ, прошло у нас около 80 из Беларуси. Кастинг проходил, как правило, онлайн. Ты отправляешь какие-то свои наработки, видео трюков, и после этого уже идет отбор людей, которые им необходимы для шоу. Из Беларуси было много заявок, но прошли только два человека: это я и еще один товарищ из Минска.

– Что показывал?

-Я показывал левитацию зрителя. Мы берем любого зрителя из зала, как правило, девушку. Она ложится на стол, и мы ее поднимаем сантиметров на 50 в воздух, и потом она опять опускается. Секрет мы, конечно же, не расскажем. Там используется такая двойная реальность, что для зрителей этот трюк видится по одному, а для участника это выглядит немного по-другому. То есть она что-то ощущает, но тоже не понимает, как это происходит.  Поучаствовав в этом трюке, она не может заметить секрет, потому что она находится в таком положении, в котором не видно. Так же, как и зрители, не могут этого заметить.

Cамое сложное в фокусах – это, наверное, манипуляции, которые происходят друг перед другом: карточные фокусы, всевозможные механики с монетами, с исчезновением каких-то предметов и так далее

– А в чем само шоу заключалось? Показать, удивить зрителя и попасть в шоу или был какой-то соревновательный эффект?

– Он был как бы соревновательный, но для нас, фокусников, попасть на такое шоу, поучаствовать в нем – большая привилегия. Представь, какое количество было претендентов и какое количество туда попало. Уже попасть туда было классно. Это шоу было намного масштабнее, чем шоу «Удиви меня», там были более современные трюки, которые сейчас используют многие иллюзионисты на корпоративах.

– Как девушки реагируют на фокусы?

– Реагируют просто шикарно. В любой компании фокусы – такая вещь, в которой помимо удивления людей, ты становишься номером один в компании. Представьте, собрались люди человек десять, и один из них будет показывать фокусы. На кого будут обращать внимание больше всего? Я думаю, это очевидно. Парни тоже смотрят с таким удивлением, как и девушки. Фокусы – это еще и коммуникация, это новые знакомства, много плюсов от того, что ты умеешь их показывать.

– Хорошо, отойдем от противоположного пола. А в жизни просто подурачиться над кассиром в магазине, например?

– Такое в жизни у меня было. У меня есть некоторые трюки для кассиров с разным номиналом купюр. Сейчас с ними уже сложно, а когда были еще старые деньги, и ты показываешь кассиру 5 000 рублей, а потом прямо на ее глазах меняешь купюру на 50 000 рублей, то после такого фокуса кассиры начинают кассу пересчитывать. Фокусники – это самые честные люди, наш обман – это обман во благо, мы обманываем без цели, выгоды. Если мы хотим заработать, мы выступим на мероприятии. Были еще у меня трюки, когда ты берешь жвачку, а она потом исчезает у тебя в руках, и кассирша сидит и не понимает. Было много вещей на кассе, которые я вытворял, но потом, конечно же, возвращал, переводил все в шутку, в фокус. За все время, что я работаю, выступаю, какой-то агрессии в мою сторону не было. А если могло что-то и намечаться, то я это мог спокойно погасить.

– Возьмем обратную сторону медали. Ты сказал, что в компании все внимание к тебе, а если ты уже просто хочешь отдохнуть расслабиться, а тебе надо что-то показывать?

– Все ребята, которые меня знают, мои друзья, они эти фокусы уже видели миллион раз, поэтому такого у нас уже нет давным-давно. Дома только детям показываю. Жене показываю какой-то новый трюк, ей уже не интересно, приходится уговаривать даже, чтоб посмотрела.

Можно ли абсолютно любому человеку стать фокусником-иллюзионистом с нуля?

– Можно. Даже если у тебя плохо с руками, то можно другие трюки сделать. Например, ту же ментальную магию, которая основана больше на диалогах. Ментальная магия – это какие-то предсказывания, угадывания чего-либо, чтение мыслей.

– У тебя был какой-то пример для подражания, хотелось делать какие-то вещи, как и этот иллюзионист?

– У меня так и было. Моим кумиром, когда я начал этим увлекаться, он и сейчас им является, был Дэвид Блейн. В принципе я уже повторил и показал все его фокусы, которые я тогда наблюдал в видео. Мы не говорим о его трюках, которые он исполняет сейчас на воздушном шаре, летает в стратосфере и так далее, это уже вообще сумасшедший дом, и больше не фокусы, а действительно трюки, в которые вложены подготовки, колоссальные усилия.

– Фокус – это игра с психологией или исключительно ловкость рук?

– В совокупности. Смотря, какой трюк опять же. Есть много поджанров фокусов: это сценические фокусы, иллюзионы, ментальная магия, детская магия, comedy magic, то есть по-разному все бывает. Самое сложное –это более мелкие фокусы, которые происходят прямо вот здесь, друг перед другом. А уже более крупные фокусы, как иллюзионы, требуют какой-то хореографии, сценической подготовки для того, что его показать. Там не столько важен секрет, он не сильно сложный, но опять же мало кому известен. В ментальной магии (какое-то чтение мыслей, предсказывание) больше важен диалог, то, как ты общаешься с публикой, как ты выходишь из всяких ситуаций с помощью простого диалога.

– Собак в трюках можно использовать?

– Конечно. Они в принципе и используются. Многие фокусники используют животных: зайцы, гуси, голуби, – все это используется. Есть даже одна утка, которая вытаскивает карту, которую выбрал зритель.

В любой компании фокусы – такая вещь, в которой помимо удивления людей, ты становишься номером один в компании. Представьте, собрались люди человек десять, и один из них будет показывать фокусы. На кого будут обращать внимание больше всего?

– Когда проще выступать? Перед одним человеком или когда перед тобой целый зал?

-Сейчас уже без разницы, раньше перед залом было сложнее, конечно. Когда ты никогда не выступал перед залом, то вначале даже тошнило перед выступлением, настолько сильным было волнение, настолько нервничал. Сейчас уже любая публика, любое выступление – это просто.

– Музыканты могут собрать стадионы, актеры могут получить Оскар, заработать миллионы долларов, те же спортсмены могут собрать стадионы и получать те же самые миллионы. Они всегда в медиа, они всегда на слуху, они всегда в хедлайнерах абсолютно любого мероприятия. С иллюзионистами как-то не так. Мы можем назвать две-три фамилии, и на этом все. Почему так? И не кажется ли тебе, что это немного несправедливо?

– Есть очень популярные иллюзионисты, которые зарабатывают колоссальные деньги. Ребята, которые работают в Вегасе, как топовые артисты. Иллюзионисты в странах СНГ больше работают, чем в Штатах, потому что у нас здесь такой менталитет. Когда у нас происходит какое-то торжество, мероприятие, корпоратив, свадьба, то принято брать какого-то ведущего, каких-то артистов. Если брать Европу, то у них это происходит в формате фуршета. Они сначала просто ходят, разговаривают, потом приходит хедлайнер, они танцуют и расходятся. У них происходит это так. У нас иллюзионисты из-за того, что часто ходят на мероприятия набираются опыта большого, а опять же в Штатах это больше как Стендап, они собирают большие залы, и показывают фокусы, какие-то определенные программы.

А что касается популярности, то тут больше работает медийная вещь, как телевизор. Вот как Копперфильд стал популярным? Это большие вложения и телевизионные трюки в основном. Как только телевизор стал цветным, появился Копперфильд, он достаточно хорошо рванул в тот момент. Даже Дэвид Блейн, он хорошо зарабатывает, но опять же по телевизору у нас его не показывают, в Штатах его все знают, у нас все знают Акопяна, Кио.

-Если мы вернемся к тому, что вы никогда не раскрываете своих секретов. Но есть все -таки некое сообщество иллюзионистов, и найдется один, который захочет сделать и на этом шоу, а такие уже есть, как «Магия разоблачения». Какое к таким людям отношение? Может, они, наоборот, придают какой-то новый виток вашей сфере деятельности?

– Тут мнений много. Кто-то говорит, что раскрывая эти секреты, фокусники начинают придумывать что-то еще более изощренное, более новое, это как двигатель прогресса. Я считаю, что их не нужно раскрывать. Есть такие детские фокусы, которые много кто знает, они описаны во многих книгах, очень много фокусов есть в интернете, но есть много трюков, которые рабочие, и на данный момент их используют иллюзионисты на разных мероприятиях. Вот их раскрывать ни в коем случае нельзя, потому что ими еще много лет можно удивлять людей, и они никогда не поймут, как это делается. Есть такие ребята, которые любят рассказать, но я их не видел ни на одном съезде фокусников, они туда не ездят, переживают, в том числе, за свою безопасность. Какие-то мелочи это одно, когда трюк ходит на просторах интернета, его все знают, он банален и прост, а более серьезные вещи – не думаю, что об этом нужно рассказывать.

– Говорят, фокусник на корпоративе – это самый топ. Почему их тогда так мало?

– Можно сказать и так. Мало – потому что это редкость. Чтобы стать фокусником надо каждый день уделять этому много времени, надо реально болеть этим, искать новые фокусы, новые механики, новые техники.

– Для любого профессионала своего дела важно куда-то стремиться. Это действительно бесконечная гонка сделать лучше, сделать качественнее, удивить больше людей? Как это работает в твоей сфере?

– У меня есть трюки, которые я единственный, кто показывает в Беларуси. Есть трюки, которые знают и показывают абсолютно все фокусники, и чтобы как-то отличиться, нужно придумать вариацию, оригинальную подачу, чтобы это выглядело вообще не так, как у остальных. Вот это важно, когда ты делаешь что-то, и это выглядит вообще эксклюзивно.

– Знаменитая фишка со смертельным номером, она на самом деле смертельна?

– Есть что-то, что создает иллюзию опасности, а есть действительно опасные вещи, которые лучше не повторять.

Чтобы стать фокусником надо каждый день уделять этому много времени, надо реально болеть этим, искать новые фокусы, новые механики, новые техники

– Раз мы затронули тему неудачных выступлений, были ли у тебя моменты, когда трюк не удался? На мой взгляд, фокуснику даже легче выкрутиться здесь.

– Есть фокусы, которые могут не получиться, но, когда фокусник показывает фокус, зритель видит его в первый раз, и он не знает, что будет происходить. Для начинающего фокусника трудно выкрутиться из этой ситуации, а для профессионала это сделать проще, потому что есть много выходов из трюка для того, чтобы это выглядело в конечном результате так, как необходимо. Например, мы показываем какой-то трюк, и он уходит не в ту сторону, не туда, куда нужно. Сам зритель не знает, какой должен быть эффект в конце, и опытный фокусник приводит потом этот трюк к тому, что это будет выглядеть как волшебство, и в принципе этого вполне достаточно, то есть выкрутиться можно всегда правильными путями. В некоторых трюках есть несколько исходов, для того, чтобы это все получилось.

-Реально распилили или не реально распилили?

– Распилили или не распилили – тут зависит от многих факторов. Я, например, приверженец того, чтобы показывать трюки, которые рабочие на 100%, потому что трюк, который может сработать четыре раза из пяти – это не трюк. На мой взгляд, его можно где-то показать один-два раза и больше не показывать, а если есть шанс, что он может не сработать, то лучше от него отказаться.

– Часто ли дети называют тебя волшебником и искренне в это верят?

– Есть трюки, где взрослые не могут понять, как они делаются, а ребенок схватывает прямо налету. Не потому, что он где-то видел секрет, а потому что для него проще понять некоторые вещи. Как происходит трюк? Если касается манипуляции, ты привык видеть какое-то повседневное действие, и оно для тебя выглядит всегда одинаково. Если ты под этим действием скрываешь еще небольшое действие, и оно выглядит для тебя как обычно- для тебя это уже трюк. А для ребенка, так как он не привык еще к этому действию, не успел запомнить так, как мы взрослые, все это очевидно, как происходит. Поэтому когда работаешь на детскую публику, там очень тщательно нужно подбирать трюки, потому что они моментально поймут, как сделаны серьезные взрослые фокусы.

-Иллюзионист иллюзиониста может удивить?

— Может. Бывает, постарше ребята могут удивить молодого какой-то техникой, потому что у них много опыта, но также и молодой может удивить какой-то новой техникой, которая только появилась. Меня, например, уже ничего не удивляет из фокусов.

-Даже если здесь будет Дэвид Блейн?

– Возможно, он что-то сделает такое, что меня может удивить. Может, есть какие-то трюки, но я столько всего видел уже на данный момент, что просто фокус какой-то видишь, и ты уже знаешь, как он делается, потому что механика похожа на какие-то трюки. Даже иллюзионы, я могу практически сразу нарисовать тебе механику нового трюка с точностью 90%, как там что работает.

– Этот талант не уходит с возрастом?

– Нет, наоборот, он уже больше на автомате. Ты когда постоянно показываешь трюки, это уже как образ жизни, ты даже мыслишь уже по-другому. Это никуда не денется. Даже если ты год не будешь показывать, все равно ты возьмешь карты в руки, и сразу вспомнишь, как это все работает, то есть руки помнят в любом случае. Какие-то там более сложные штуки, сразу не получатся, надо будет немного размяться.

– Артем, расскажи, где в Гомеле выступаешь, где посмотреть на твои выступления?

– В основном это свадьбы, дни рождения, корпоративы, всякие торжества. Мы пока не пришли к тому, чтобы делать какие-то концерты. В принципе можно, но хотелось бы что-то более масштабное, к чему мы в принципе потихонечку и двигаемся.

Поделитесь: