«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными

Сразу после начала военной операции ВС РФ в Украине стали появляться сообщения об угрозах и нападениях на белорусских водителей в Западной и Восточной Европе. А что происходит сейчас?

«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными, изображение №1

Полиция против нетерпимости

Гомельчанин Александр недавно вернулся из поездки в страны ЕС.

— Действительно, сразу после начала боевых действий в Украине было немало информации, что в разных местах белорусам стали предъявлять за это претензии. Дескать, вы соучастники и так далее. Были случаи и угроз, и прокалывания колес. Причем шины пробивали длинным шилом или заточкой, чтобы определить место повреждения было максимально сложно, — рассказывает Александр. — В сети появились и видео со сценами нападений, и даже информация, что в Италии якобы убили белорусов. К счастью, последнее оказалось фейком.

Но в Германии, где я тогда находился, полиция быстро отреагировала на эти вызовы. Немецкие полицейские инструктировали нас: если сталкиваетесь с фактами угроз, желательно это снять на видео и незамедлительно сообщить нам. Если все подтвердится, виновные будут арестованы, затем последует суд и депортация. В Германии очень жестко реагируют на ситуации с межнациональными конфликтами.

У моих знакомых в Литве были случаи с прокалыванием шин машин на белорусских номерах, у меня лично нет. В дороге общался не раз с водителями-украинцами, отношение и настроение у них разные, но до конфликтов дело не доходило. В гостинице с нами жил парень из оккупированной части Харьковской области, так он на работу в Литву выезжал через территорию России.

«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными, изображение №2

Как говорит Александр, кроме полиции, свою помощь им предлагали русскоязычные немцы. В Мюхене, Дортмунде и других крупных промышленных центрах фуры могут стоять много дней в ожидании разгрузки. Иногда водителям из Восточной Европы приходится ждать очень долго, но так было и до начала событий в Украине. С началом же войны эта ситуация усугубилась. Поэтому волонтеры из числа русскоязычных немцев привозили еду для водителей и оставляли им свои номера телефонов, чтобы обращались за помощью в случае конфликтов. Информация, куда обращаться за поддержкой распространялась и в специализированных чатах водителей, и в Тик-Токе.

Принудительный отдых

Впрочем, возникли и некоторые другие сложности в отношении к белорусам.

 Ранее во Франции к нам всегда относились уважительно. Но в последний раз, когда я стоял там на разгрузке, некоторые французы жестами и словами давали мне понять, что не желают больше видеть у себя ни белорусов, ни литовцев, ни поляков. От французов, всегда благожелательных и корректных, я такого не ожидал. Но это связано с тем, что с недавнего времени они стали воспринимать нас как конкурентов за рабочие места. Это все последствия пандемии, — говорит гомельчанин.

«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными, изображение №3

В последнее время в ЕС стали вноситься новые изменения в законодательство, регулирующие правила грузовых перевозок («Пакет мобильности»). Была предложена новая норма, согласно которой машины дальних перевозок должны через месяц обязательно возвращаться на операционную базу в страну регистрации. Это было весьма невыгодно и неудобно для перевозчиков из Литвы, Польши, Финляндии и других стран на востоке ЕС, поскольку логистика большинства рейсов предполагает более длительные маршруты, они могли потерять хорошо оплачиваемы заказы на Западе. Перевозчики из Восточной Европы всячески опротестовывали это решение, был подготовлен иск в Европейский суд. После упорных дебатов в Европарламенте пребывание фур в поездках разрешили на более длительный срок — 8 недель. Но «зеленые» недовольны и таким нормативом. По их мнению, «пустые» перегоны транспорта создадут ненужное давление на окружающую среду.

При этом водитель после четырех недель поездки все равно должен возвращаться в страну регистрации. Штраф за нарушение этого предписания может составить несколько тысяч евро. Существует также норматив, что после 45 часов работы водитель обязан отправиться в гостиницу на отдых, а не ночевать в кабине, как зачастую бывало раньше. При этом гостиницу ему должен оплатить работодатель, в европейских профсоюзах считают это важным завоеванием для трудящихся. Свой профит, вероятно, получит и гостиничный бизнес. Александр говорит, что в последнее время в водительских чатах сообщают, что в ФРГ полиция будто бы будет проводить рейды по соблюдению этого правила. Но, по мнению белоруса, тут все неоднозначно.

«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными, изображение №4

 Скажем, в Германии я могу спокойно оставить свою машину и отправиться в гостиницу, расположенную за несколько километров, — говорит наш собеседник. — А вот в некоторых других странах сделать это проблематично.

С моим товарищем недавно произошел такой случай. Кстати, он сам немец по национальности, отец живет под Мюнхеном, а он в Светлогорске. На юге Испании он на купном паркинге отошел от своей машины буквально на несколько минут, предварительно закрыв кабину. Когда вернулся, машина была вскрыта, из нее пропали телефоны, два планшета, один из них рабочий, деньги в кошельке. К счастью, основная сумма была на карточке. В полиции ему сообщили, что у них бывает до сотни таких случаев в день и не совсем охотно приняли заявление. Сначала даже требовали написать его на испанском языке.

Еще одна проблема — это хищения топлива из машин дальнобойщиков. По данным европейского союза грузоперевозчиков, сливают ежегодно на миллионы евро. Поэтому перевозчики сегодня бьют тревогу — эти кражи наносят колоссальный ущерб их бизнесу. Страдают как транспортные фирмы и поставщики, так и страховые компании.

«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными, изображение №5

Впрочем, проблемы с кражами существовали всегда и везде. Но есть еще специфические трудности для наших водителей, возникшие недавно. Не секрет, что большинство белорусских дальнобойщиков работает на литовские и польские компании. Как говорят гомельские водители, в последнее время появились сложности с получением рабочих виз. Бывают случаи отказов, а самое главное — приходится очень долго ждать. А недавно в Литве было введено ограничение на вывоз из страны наличной валюты.

 Разрешено вывозить не более 60 евро, остальное — на карточку. Дело в том, что в Беларуси не с каждой карточки можно снять средства. В первое время после введение этого лимита людей разворачивали на границе, приходилось ехать в ближайший банк и выстаивать там часовые очереди. Но потом служащие на литовской границе стали закрывать на это глаза. Сказал, что везешь 60 евро — и проходишь границу. Они же ведь тоже люди и понимают, что белорусы везут домой тяжело заработанные деньги, — рассказывает Александр.

И действительно, тема «обналичивания» и обмена валюты — сейчас одна из самых популярных в водительских чатах.

«Жизнь за окном машины пролетает очень быстро». Спросили у дальнобойщика из Гомеля, как сейчас работается в странах ЕС и случаются ли конфликты с местными, изображение №6

Работа дальнобойщика — действительно непростая. Александр говорит, что он пошел работать, казалось бы, вчера, а уже прошло пять лет. «Жизнь пролетает за окном машины очень быстро», — уверен мужчина. Поездки забирают все время, это сказывается негативно и на личной жизни.

— Но где еще заработаешь 70-75 евро в день? А если устроился на автоперевозчик, то можно и все 100-130, — говорит гомельчанин.

Поделитесь:

Читайте также: